статьи Джона Фроули

БЕСЕДЫ О НАТАЛЬНОЙ АСТРОЛОГИИ: ЧАСТЬ III

БЕСЕДЫ О НАТАЛЬНОЙ АСТРОЛОГИИ:

ЧАСТЬ III

Примечание: продолжение первой и второй части статьи о натальной астрологии.

Автор статьи: Джон Фроули

ЧТО ТАКОЕ ТЕМПЕРАМЕНТ?

— Мой мальчик, когда ты лишь начал что-то читать об астрологии, я полагаю тебе попались в руки книги о солнечных знаках (о знаках Зодиака — прим.). Я прав?

Да, дядя.

— И каким же был твой следующий шаг?

Я порылся в своей памяти:

Книги, рассказывающие мне о планетах, я полагаю. Знаешь, все эти основы:  «Марс в Весах означает то-то»,  «Венера в квадрате к Сатурну означает то-то».

Он начал громко и долго смеяться, да так, что его лицо покраснело и на глазах навернулись слёзы:

— Ох, мой мальчик — вздохнул он, придя в себя — тебе стоит попробовать себя на сцене. Ты называешь это «основами»? Слава богу, ты не начал с чего-то более «продвинутого»! — его собственный комментарий вызвал в нём новый приступ смеха.

Да… это, как мне известно, общепринятый подход; но, это подход к предмету с совершенно не той стороны. Так… видишь ли ты тот вкуснейший рождественский пирог, который испекла твоя тётя?

Я видел, и зная его достаточно хорошо, я понимал, что это был не просто вопрос, заданный исключительно ради проверки моего зрения. Я принёс ему кусочек. Он держал его передо мной, указывая на глазурь:

— Это, мой мальчик, эквивалент твоего «Марс в Весах означает то-то». А это — он указал на небольшую фигурку снеговика, на вершине глазури — эквивалент «Венера в квадрате к Сатурну означает то-то». Как видишь, глазурь на этом куске пирога действительно прекрасна. Ммм… действительно прекрасна — твоя дорогая тётя превзошла себя. А эта фигурка снеговика очень мила и придаёт ощущение праздника. Но посмотри как много пирога находится под ними. Не кажется ли тебе, что мы должны уделить этому внимание? — он так и сделал, и при том с наслаждением.

В этом пироге есть и мука, и сахар, и яйца, много яиц, и сухофрукты всех сортов, и пиво, и бренди, и всё остальное. Без всего этого глазурь была бы слишком приторной. Тебе когда-нибудь подавали кусок глазури без пирога? — я покачал головой. Ты мог бы сказать, что именно пирог обеспечивает тот контекст, внутри которого глазурь обретает свой смысл. Нет пирога — нет контекста. Так и с натальной картой.

Ты рассказывал мне о внешнем контексте, дядя. Теперь ты говоришь о внутреннем контексте?

— Именно. Мы должны начать с рассмотрения пирога, прежде чем прийти к рассмотрению глазури. Лишь после того, как мы что-то узнаем о пироге, глазурь обретёт хоть какой-то смысл. Например, мы бы не стали наносить такую глазурь на ромовую бабу или шоколадный эклер, не так ли?

Я начал подумывать о том, вернётся ли он к астрологии, или же мы проведём остаток вечера в обсуждении рождественского пирога моей тёти.

— Будь так добр, передай мне вон ту ручку, мой дорогой — он взял салфетку и что-то нарисовал на ней. Наше прочтение карты рождения имеет форму пирамиды, состоящей из нескольких слоёв. Как ты уже понял, обычный подход к прочтению натальной карты, в современном мире, после того как ты купил книгу в книжном магазине, чтоб почитать о том, какой ты замечательный, и почему это именно так — заключается в том, чтобы начать с самой вершины пирамиды. Это всё равно что начать с маленькой фигурки снеговика. Гораздо же разумнее начать с того, что находится внизу, потому что то, что находится наверху, невозможно понять без знания того, что находится внизу.

Каждый слой этой пирамиды обеспечивает контекст, в котором должно быть понято то, что находится выше. Каждый слой пирамиды дополняет и делает более конкретным то, что мы узнали из нижних слоёв. И посмотри: это пирамида, а не какая-то странная конструкция современного искусства. Вершина находится прямо над основанием, а не в стороне или где-то в пространстве. И это потому, что человек целостен, един, и поэтому все фрагменты подходят друг другу, пусть и не всегда гармонично.

Я должен был признать, что в его рисунке пирамиды был смысл, хотя во мне появилось тревожное чувство, что такое прочтение карты, снизу вверх, потребует от меня очень кропотливой работы, прежде чем я смогу добраться до этих фрагментов наверху, которые и давали мне лакомые кусочки информации о себе, которыми я так дорожил.

— Первый слой пирамиды, с которым нам придётся иметь дело — это темперамент. Под ним также есть слои, которые я не обозначил на диаграмме — фундамент, если угодно — но нам не нужно о них беспокоиться. Мы можем объяснить клиенту, что он теплокровное двуногое. Это действительно очень важная информация. Но если у него есть какие-то сомнения на этот счёт, то астрологическая консультация вряд ли является тем, что ему нужно. Мы можем принять самые нижние слои, как должное.

ОСНОВОЙ НАШЕГО СУЖДЕНИЯ ЯВЛЯЕТСЯ ТЕМПЕРАМЕНТ

— Это потому, что темперамент составляет нашу основу. Он подобен материалу, из которого шьётся одеяние нас самих.

Подумай: если ты покупаешь одежду, она будет сделана из определённой ткани. Эта ткань никогда не изменится. Ты можешь видоизменить её, приподнять или опустить, или покрасить в другой цвет. Но если это шёлк, то он всегда будет шёлком; если шерсть, то она всегда будет шерстью. Если мы возьмём шерстяную вещь, то мы сможем распустить её или снова связать, но она всё равно останется шерстяной. Так и с нашим темпераментом: мы словно застряли в нём. Мы ничего не сможем сделать, чтоб кардинально его изменить. Со временем, его можно смягчить или сдержать, научиться с ним жить, но изменить его невозможно. Например, все темпераменты со временем охлаждаются, потому что такова природа жизни: с течением жизни они становятся холоднее. Старость холодна, и ею управляет Сатурн (самая холодная планета в Астрологии — прим.). Но по сути, это не меняет сам темперамент, его сущность. Огненный темперамент не станет земным — он лишь станет более холодным видом огня.

Но я забегаю вперёд. Я советую тебе начать с основ в твоих натальных суждениях, поэтому я должен начать с самого начала моих объяснений — и он снова начал что-то рисовать на салфетке. С темпераментом мы возвращаемся к основным строительным блокам Творения: горячему, холодному, влажному и сухому, из которых создано всё в сотворённом мире, включая нас. Творение началось с изначального:

ДА БУДЕТ СВЕТ!

И это конечно же горячее и сухое. По мере того как этот творческий импульс исходит от Божественного — «исходит», конечно же, в широком смысле — он становится более холодным. Он охлаждается, тем самым становясь холодной и сухой материей. Вспомни, что нам показывает Данте. В самом центре ада, который находится в самых глубинах Творения, настолько далеко от Божественного, насколько это вообще возможно, царит абсолютный холод. Там находится Сатана, заключённый в лёд, а не какой-то горячий чилийский перец, который мы обычно принимаем за Дьявола.

Итак, у нас есть горячее-сухое, являющееся огнём, и холодное-сухое, являющееся землёй. Но тепло Божественного всё ещё светит на холодную-сухую землю. Холодная и сухая материя не просто создана, чтоб быть брошенной на произвол судьбы! Это тепло вытягивает влагу из сухости, и так у нас появляется холод с влагой, или элемент воды. Ты помнишь мольбу Гамлета:

O, если б эта тягостная плоть
Истаяла, росою изошла!

Шекспир, Гамлет (акт 1, сцена 2).

Именно об этом он говорит. Древние, объясняя как влага образуется из холодного и сухого, бесконечно повторяли один образ: стоит взять что-то холодное и сухое и оставить это на улице на ночь, как наутро вы обнаружите это покрытым влагой. Полагаю, что сегодня это утверждение не менее убедительно, чем тогда — я не мог не согласиться.

Влага, которая оседает на этой холодной и сухой вещи, не появляется из неё самой, но из воздуха. Это очевидно. И это отличается от наблюдений за тем, как загорается кусок дерева, когда можно легко поверить, что огонь находится внутри дерева, будучи вызванным к действию. Истинное объяснение гораздо интереснее. Элемент воды связан с желанием. Не волнуйся, я расскажу об этом подробней через минуту. Просто прими это как должное, пока что. Итак, Божественное сияние смотрит вниз на холодное-сухое, в его люмпенской инерции. Это действие создаёт воду желания: желание обратить эту люмпенизированную материю обратно к Божественному.

О, я знаю, дядя! Это то же самое, что я слышал в церкви, что нужно молиться о желании молиться.

— Воистину: это желание должно быть создано Богом. Очень уместно, что мы обсуждаем это именно на Рождество — великий момент, когда Божественное достигает инертной материи.

В любом случае, сейчас не время для длительного обсуждения космологии. Тебе ведь не терпится перейти к чтению карты — я с облегчением услышал, что старик всё ещё помнит об этом. Итак, мы имеем тепло Божественного сияния, продолжающее излучаться на холод-сухость. Это тепло делает его горячим и влажным. Оно становится воздухом, и поднимается к небесам.

Так же, как при круговороте воды в природе, когда тепло солнца поднимает воду к небу, превращая её в воздух?

— Именно так. Таким образом, теперь у нас есть четыре элемента: огонь, земля, вода и воздух. Мы все состоим из этих четырёх элементов. Но ты ведь видел как готовит твоя тётя: она может взять четыре ингридиента — муку, яйца, масло и сахар — и приготовить из них множество разных вещей. То, что выходит из печи, зависит от пропорций каждого ингридиента и порядка, в котором они попадают в миску. Таким же образом, эти четыре элемента по-разному смешиваются друг с другом, создавая разного типа людей.

Темперамент, буквально, означает смесь. Мой темперамент — это моя определённая смесь элементов. Твой темперамент — твоя особая смесь. Являемся ли мы большей частью земными, воздушными, огненными или водными?

Значит, мы делим человечество на четыре типа, дядя?

— По сути, да, хотя на практике всё несколько сложнее. Многие люди не относятся к одному типу, но сочетают в себе два. У нас есть четыре типа людей: нам нужно всего четыре типа, чтоб сформировать общество. Нам нужны воины: огненный, активный тип людей, с холерическим принципом. Это те, кто действительно что-то делают. Они прогоняют наших врагов, и заново отстраивают мост, который был разрушен.

Нам нужны книжники. Это воздушный, сангвинический тип людей. Они те, кто пишут книги, рассчитывают налоги, выписывают штрафы за парковку. Самое важное — они говорят воинам, что им делать, чтоб те не сотворили бед на свою голову. Они смотрят на жизнь с помощью разума.

Значит, они умные парни?

— Вовсе нет. Это те, кто считают себя умными парнями. Я не сказал, что сангвиники умнее всех остальных. Я сказал, что они подходят к жизни с помощью разума. Этот разум может быть как в хорошем рабочем состоянии, так и в плохом. Если самый умный из мыслителей — сангвиник, то и самый тупой из бюрократов — также.

Нам также нужны фермеры, потому что людям нужно есть. И это земной, меланхолический тип людей. Их принцип — владеть, иметь.

Они несчастны?

— Нет! Слово «меланхолик» изменило свое значение. Мы можем ожидать от меланхоликов определённой серьёзности, потому что они не понимают шуток, но они не обязательно несчастны. Подумай об описании знака Тельца, и ты не будешь далёк от истины.

Также нам нужны рабы, чтобы делать то, что никто не хочет делать. Они водный, флегматичный тип людей: те, кем управляют их желания. Идея заключена в том, что если тобой управляют желания, то ты не годишься ни на что, кроме как на то, чтоб тобой управляли другие.

Дядя, разве эта идея ещё актуальна в наше время? Мы не можем сказать, что люди — рабы.

— Не так уж многое изменилось. Вот почему у нас есть реклама на телевидении. Раб слышит: «Тебе нужен новый диван, чтоб есть на нём свой супер-большой бургер!», вскакивает и бежит в магазин.

Если они рабы, то флегматичного типа люди должны быть трудолюбивыми.

— Вовсе нет! Флегматичного типа люди обычно инертны, ленивы и вялы. Я нашёл, что это часто озадачивает людей: как и ты, они полагают, что будучи рабами, они должны быть кем-о другим. Проблема возникает из-за нашего современного незнакомства с рабами. Мы только полагаем, что они должны трудиться под палящим солнцем. Но Аристотель, который видел рабов повсюду вокруг себя, говорит нам о том, что в хорошо организованном домашнем хозяйстве именно рабы делают меньше, чем все остальные. У всех остальных свои личные планы: сангвиники ходят вокруг в раздумьях и занимаются перепиской; холерики перекрашивают ванну и ставят полки. Рабы, тем временем, слоняются без дела, курят и играют в карты до тех пор, пока кто-то не подтолкнёт их к действию.

Как бригада строителей, которых наняла моя мама, чтоб сделать дорожку у дома.

— Вполне вероятно. Видишь ли, быть движимым желаниями и ничего особо не делать — не является чем-то несовместимым. Помни о том, что флегматики — это водный тип. Так же как вода принимает форму любого сосуда, в который её наливают, флегматичного типа люди принимают форму любого дивана, на который их выливают. Сангвиник хочет думать, холерик — действовать, меланхолик — иметь и удерживать. Что хотят флегматики, так это чувствовать. Они подходят к жизни через чувства. Чтоб быть точным, то, чего хотят флегматики — это упоения, в буквальном смысле слова: быть вне себя. В повседневной жизни, чувства — самое близкое к этому состоянию, поэтому они стремятся чувствовать.

Если тебе приятно, делай это, — предположил я.

— Да. И, возможно более важно обратное: если нет приятных ощущений, зачем напрягаться? Отсюда вялость и инерция.

В моей голове возник образ большого медведя из мультика:

Ты видел «Книгу Джунглей» Уолта Диснея, дядя?

— Разумеется! Много раз.

Мне показалось, что он собирается разразится песней, но взгляд тёти, словно говорящий «даже не думай об этом», пресёк это побуждение.

Медведь Балу кажется мне флегматичным типом.

— Отлично! Ты полностью уловил суть. Он прекрасный образ флегматичного темперамента.

Балу и Маугли

Но если флегматичного типа люди являются рабами, они должны быть в самом низу. Существует ли некая иерархия между типами?

— Сложный вопрос. И да, и нет. Подумай, для примера, о кастовой системе. Я не знаю, правда ли это, но легенда говорит, что когда-то давно кастовая система не была наследственной. Всемудрый Астролог смотрел на карту новорождённого и определял его место в жизни. Годится ли он для храма, или армии, иди же мы отправим его чистить стоки? В этом есть смысл: если у тебя есть квадратный колышек, найди квадратное отверстие в которое его поместить. И да, здесь есть иерархия, с сангвиником на вершине, и флегматиком внизу. Но угадай кто написал правила!

Сангвиники, дядя.

— Поскольку они этим и занимаются. Но возникла проблема: темперамент не передаётся по наследству. Худший из кошмаров, ведь у мистера и миссис Сангвиник мог родиться флегматичный ребёнок! Брамины не хотели, чтобы их детей отправляли чистить стоки, поэтому они решили эту проблему иначе, сделав систему наследственной, что уничтожило весь её смысл.

Причина, по которой флегматики оказались в самом низу иерархии, заключается в том, что они водянистые, как океан. Движимые желаниями, они бьются в замешательстве, волны разлетаются во всех направлениях, и так никуда и не приходят. Пытаться направить флегматичный темперамент к Богу — все равно, что пытаться пасти кошек.

В этом есть смысл. Но ты сказал «Да и Нет». Так в чём же здесь проблема?

— Проблема состоит в том, что это жизнь в соответствии с представлениями сангвиников. Что бы они там о себе ни думали, они не обладают монополией на правду. Каждый раз, когда ты сталкиваешься с подобными строгими правилами, исключениями, делением на лучших и худших, ты можешь быть уверен, что где-то за этим стоит сангвиник. Ты только посмотри на астрологов-теософов, между которыми нет согласия, но у которых полно отталкивающих идей о «развитых» и «неразвитых» душах. Да, этот аргумент звучит правдоподобно. И разумеется это и должно быть так, ведь его придумали сангвиники. В этом их работа — придумывать правдоподобно звучащие аргументы.

Но есть и высший закон. Помни:

«Блаженны алчущие и жаждущие правды»

Нагорная проповедь Христа (5)

— Те, кто алчут и жаждут, что они делают?

Предаются желаниям, я полагаю, дядя.

— Именно. Блаженны флегматики! Блаженны те, кто знает, что такое желание. Всё, что им нужно сделать — направить эти желания в нужное русло. Как это сделала самарянка (самарянка у колодца, в Новом Завете — прим.). Она была полна желаний: у неё было пять мужей, и теперь появился кто-то ещё. В самый разгар полуденного солнца, она стоит у колодца и черпает воду. В двух словах, Иисус перенаправляет её желания. Что бы там ни думали сангвиники, флегматики так же близко находятся к Небесам, как и все остальные.

У каждого темперамента свой путь к Богу. Сангвиники стремятся к знаниям; холерики…

К действию — перебил я.

— Да. У меланхоликов — путь созерцания. У флегматиков — путь влечений. Подумай о проклятиях и блаженствах, которые мы находим у Луки (в Евангелии от Луки — прим.): для каждого темперамента есть свои. Передай мне вон ту Библию, что лежит на столике.

Я так и сделал, и он прочёл:

— «Горе вам, богатые!». О ком это он?

О меланхоликах: им нравится владеть и иметь.

— Но «блаженны нищие…» — меланхолики, которые не связывают себя тем, чем владеют в этом мире, ибо «их есть Царствие Божие». А «блаженны алчущие ныне…»?

Флегматики, дядя.

— Да. Надо уметь довольствоваться. Но горе тому, кто уже насытился. Кто удовлетворил свои желания. Горе тому, кто смеётся сейчас.

Это должно быть сангвиники.

— Да, их обычно изображают умиротворёнными и беззаботными. «Блаженны плачущие ныне…» — сангвиники, которые не находят себя здесь, на Земле. Затем — «блаженны вы, когда возненавидят вас люди…».

Ссоры и раздоры: холерики.

— Да. Но «горе вам, когда люди будут говорить о вас хорошо…». Похвала — то, чего так страстно желает воин. Как видишь, для каждого из нас есть предупреждение и обещание.

Кажется, что это разделение на темпераменты действительно важно. Это не нечто, что существует только как астрологическая техника.

— Именно. То, что мы здесь рассматриваем, — это чисто астрологический взгляд на то, что является основополагающим в структуре самого человечества. Подумай вот о чём — так как сейчас Рождество, мы продолжим библейскую тему — почему Евангелий четыре?

Ого! Каждое для определённого темперамента?

— Верно. Мы могли бы подумать, что так как это одна история, то и одного рассказа было бы вполне достаточно. Но идея состоит в том, чтоб донести эту историю до всех типов людей, чтоб они смогли её понять, и поэтому есть смысл иметь четыре разных версии. Итак: у нас есть Евангелие земли, Евангелие огня, Евангелие воздуха и Евангелие воды. Какое из них будет самым коротким?

Евангелие огня, я полагаю.

— Конечно же. Эти холерики хотят действовать — у них нет времени сидеть и слушать Евангелие. Символ Св. Марка — лев. Оно намного короче остальных. Здесь нет преамбулы. Мы сразу же переходим к действию, как того и хотят холерики. В Евангелии от Марка нет сцены Рождества, мы сразу переходим к крещению Иисуса. Никаких долгих рассуждений или объяснений. Просто череда событий: бах, бах, бах, бах, а потом Его распинают.

Итак, у нас остаётся Евангелие земли, Евангелие воздуха и Евангелие воды. Какое из них начинается с перечислений сорока двух поколений — с того, кто кого породил?

Это должно быть сангвиники, дядя — я улыбнулся.

— Да, сангвиническое Евангелие. Евангелие книжников, ведь они полагают, что сорок два поколения гражданских записей — это очень важно. Представь себе холерика, смотрящего на этот список! И это Св. Матфей, чьим символом является человек, потому что человек — средоточие разума. Сам Матфей был сборщиком налогов: мистер сангвиник-бюрократ. Это единственное место, где появляются мудрецы (волхвы — прим.). Почему? Потому что он пишет для сангвинического типа людей: «Ах… — думают они — некие мудрецы сказали, что этот парень — Сын Божий: это должно быть правдой!». Это Евангелие часто называют Евангелием Учения, полным рассуждений и объяснений. Все это очень сангвинично. А в каком единственном Евангелии появляются пастухи?

У нас остались только земля и вода. Это, наверное, и есть меланхолия — Евангелие фермеров.

— Да, Евангелие от Луки, чьим символом является бык. Лука был известен как художник, говорят он написал портрет Богоматери, и мы понимаем почему, из этого Евангелия: оно очень визуально, как серия нарисованных диптихов. С большим акцентом на надёжность: Бог, как хранитель обещаний — хорошая меланхолическая добродетель.

Остается лишь Евангелие, где первым важным событием является сотворение Иисусом 160 литров вина.

Флегматики!

— Да, именно в этот момент все флегматичные типы навостряют уши и говорят: «Вау, это мой тип Бога!». Это единственное Евангелие в котором Иисус умывает ноги ученикам. Но более того, мы здесь находим ключ к природе флегматиков. Как я уже говорил тебе, флегматичный тип хочет экстаза — быть вне себя. Быть поглощённым, восхищённым. И именно это мы получаем в Евангелии от Иоанна, чьим символом является орёл, который, подобно Ганимеду, подымает нас с Земли на небеса. При всей своей строгой логике, оно написано в таком духе. Можно сказать, мистическом, хотя мы должны быть очень осторожны с этим столь часто употребляемым словом.

Давай проведем небольшую демонстрацию. Не мог бы ты сбегать в мой кабинет и принести мне конкорданс, который лежит у меня на столе, — я встал.

О, и пока ты не ушёл… — я наполнил его стакан, и вскоре вернулся с конкордансом Крудена к Библии.

— Итак, — спросил он меня, — в каком из Евангелий ты ожидаешь найти больше всего упоминаний о воде?

Святого Иоанна, конечно же.

— А в каком меньше всего?

В Евангелии огня, от Марка.

— А что насчёт двух других?

Это заставило меня задуматься. Вода холодная и влажная, поэтому земля и воздух имеют с ней одну общую характеристику: земля холодная, а воздух влажный:

Почти одно и то же? — предположил я.

— Найди в книге слово «вода». Сколько раз это слово встречается в воздушном Евангелии от Матфея?

Шесть, — посчитал я.

— А у Луки, в меланхоличном Евангелии?

О, шесть раз! Я был прав, они одинаковые!

— Сколько у Марка?

Всего лишь три. В два раза меньше, чем в остальных.

— А теперь у Иоанна?

Двенадцать! Столько, сколько у земли и воздуха, взятых вместе, и в четыре раза больше, чем у огня, — я отложил книгу, — Но дядя, означает ли это, что авторы Евангелий были астрологами?

— Вовсе нет, — рассмеялся он. Астрология имеет дело со структурой мира. Если астрология истинна, то все, что относится к этой структуре, будет соответствовать также и астрологии. Это будет так, независимо от того, знает ли человек что-либо об астрологии, или нет. Астрология работает с четырьмя типами людей, потому что существует четыре типа людей; это знание ни в коем случае не является каким-то личным достоянием астрологов. Позволь мне привести тебе другой пример. Прочитайте мне главу 1.18 из Евангелия от Иоанна.

Я так и сделал:

«Бога никто никогда не видел, Его явил нам единственный Сын Его, пребывающий у самого сердца Отца»

Иоанн, 1.18

— Не самый лучший перевод, к сожалению. То, что написано на самом деле: «…кто находится в сердце Отца», — это показалось мне очень знакомым.

Ох, дядя! Это похоже на казими: в сердце Солнца.

— И так оно и есть: точно такое же выражение. А намеренно ли использовал Иоанн этот астрологический термин — это тут ни при чём. Астрологический термин описывает то же самое явление, которое описывает автор Евангелия, вот и все. Планета, пребывающая в сердце Солнца, обладает всей силой Солнца, проходящей через нее, и поэтому она удивительно сильна, как и Сын Божий. Если планета находится в сердце Солнца, то Солнце может действовать только через эту планету, подобно свету, проходящему через фильтр. То же самое относится и к Сыну Божьему: Бог Отец действует через Сына. Автор Евангелия от Иоанна мог использовать этот астрологический термин, или он мог взять ту же фразу, которую выбрал какой-то древний астролог, когда хотел описать явление казими; это не столь уж и важно.

Он сделал небольшую паузу, облизал палец и задумчиво провел им по своей тарелке, чтобы собрать последние кусочки, упавшие с бутербродов, которые приготовила ему моя тетя.

— Посмотри туда, — продолжил он, указывая на нишу в дальнем углу комнаты. Видишь ту картину? И снова — темперамент.

Иероним Босх, «Увенчание терновым венцом».

Это Босх, не так ли?

— Да. Над Христом насмехаются. Но кто над Ним насмехается? Четыре темперамента.

Их было четыре, как я мог видеть. Менее понятной для меня была их связь с типами темперамента. Он продолжил:

— Мы можем видеть здесь Христа в миру, окружённого четырьмя типами людей. Мы также можем видеть здесь духовное, окружённое четырьмя гуморами внутри человека. Посмотри на человека в левом верхнем углу. Он — сангвиник. Обрати внимание на стрелу в его шляпе: его оружие находится у него в голове, потому что сангвинический тип использует ум. Это вовсе не означает, что сангвиники умнее остальных, помни об этом. Иногда я вижу, как моя собака сидит и думает. Это не означает, что она изобретает великолепные устройства или разрешает запутанные логические задачи, но означает лишь то, что она просто думает, что также делают и сангвиники.

Вверху справа — холерический тип. Это рыцарь — посмотри на дубовые листья на его шляпе. И посмотри на собачий ошейник на его шее: он свиреп, да; но это также показывает то, что холерический тип должен быть управляем. Два горячих темперамента — горячий/влажный и горячий/сухой — находятся в верхней части картины, потому что тепло поднимается вверх.

Внизу слева — меланхолический тип. Он хочет иметь, владеть. Посмотри, как он схватился за свой мешок с деньгами, ругая при этом Христа.

Далее, в самом низу, на месте рабов, находится наш дряблый флегматик, который хочет чувствовать, протягивая руки вверх в знак протеста, из-за множества своих желаний.

Хорошо, дядя, но этот меланхолик не очень-то похож на фермера, на мой взгляд. Он не создан для тяжелой работы в поле.

— Помни о том, что мы охватываем все человечество, во всем его многообразии, в рамках этих четырех фундаментальных типов. Любое изображение одного из этих типов обязательно включает в себя некоторые черты этого типа и исключает другие. Босх мог взять это изображение четырех темпераментов в одном из медицинских учебников, доступных в то время, но по сути эти изображения заимствованы у Галена. Поскольку эти изображения взяты из медицинского источника, они изображены в своих крайних проявлениях. Это особенно очевидно на примере меланхолика и флегматика. Этот меланхолик настолько стремится владеть и удерживать, что даже не хочет нормально питаться, боясь потратить то, что у него есть в мешке с деньгами.

Так значит не все меланхолики выглядят именно так?

— Да — никто не ведет себя столь крайним образом! — рассмеялся он. Никто не может быть чистым примером какого-то одного темперамента. Важно помнить об этом, потому что ты будешь читать различные описания темперамента, и часто будет казаться, что они противоречат друг другу. Иногда они действительно противоречат друг другу, и это потому, что автор ошибается; но часто это совсем не так. Всегда помни о том, что модель, которую использует автор, неизбежно — сознательно или бессознательно — повлияет на выводы, которые он делает. Например, многое из того, что литература рассказывает нам о темпераменте, написано с точки зрения медицины — то есть, речь идет о патологических случаях. Писатель, который основывает свой анализ темперамента на этой модели, часто будет противоречить тому, что я говорю тебе. В той степени, в которой мы оба знаем предмет, различие будет касаться внешних характеристик, а не сущностных качеств. В конечном счёте, это будет казаться противоречивым, поскольку всё, что мы можем описать — это внешние характеристики.

Я не отталкиваюсь от медицинской модели, мой мальчик. Моя модель очень ясна. Я хочу систему, которая разделит нас на четыре группы:

  • Тот, кто действует — холерик.
  • Тот, кто думает — сангвиник.
  • Тот, кто стремится владеть и иметь — меланхолик.
  • Тот, кто хочет чувствовать — флегматик.

Хорошо, дядя. Но темперамент связан с внешностью, как на картине у Босха?

— Очень даже. Существует распространенное мнение, что по внешнему виду человека можно определить его солнечный знак. Конечно, можно. Примерно один раз за двенадцать попыток. Но темперамент можно определить, особенно если он сильно выражен. Более сбалансированные типы, где горячее, холодное, влажное и сухое, более или менее в равных пропорциях, конечно, труднее определить. Но когда Чосер говорил, что кто-то холерик, он не только рассказывал своим читателям о характере этого человека, но и давал им приблизительное представление о его внешности. Это излюбленный прием для того, чтоб вызвать смех, на протяжении всей истории драматургии: пусть кто-то, кто по внешнему виду является очевидным примером одного типа, действует в манере другого типа. Тебе не нужно быть экспертом в анализе темперамента, чтобы найти это смешным. Я уверен, что ты видели это миллион раз.

Парень, который выглядит полным ботаником, и играет крутого парня?

— Да. Или крутой парень, пытающийся освоить ботанику. Итак, в целом, сангвинический тип: выше или ниже?

Выше.

— Да, выше. Это воздушный тип: они стремятся вверх. Толще или худее?

Худее.

— Да. Они живут головой, поэтому не беспокоятся о том, что будет на ужин, ведь им доставляет радость процесс мышления. Я, как ты, наверное, заметил, не сангвинический тип.

Да, мой дядя, конечно, не стал бы довольствоваться одними мыслями, если бы вокруг была еда.

Значит, холерический тип, — предположил я, — будет невысоким и коренастым, как бульмастиф?

— Именно. Они созданы для действий. Вспомни, как американские солдаты подчеркивают эту угловатость причудливой стрижкой. Я не уверен, что это делает их более холеричными и воинственными, чем какого-нибудь «рыцаря короля Чарльза» (разновидность породы спаниелей — прим.), но это тот эффект, которого они стараются добиться. А что насчёт меланхоликов?

Они фермеры. Грузные, я полагаю, и медленно двигающиеся.

— Да. Хотя это холодный и сухой темперамент, поэтому они также могут быть худыми и сухими, особенно с возрастом — как меланхолик на картине Босха.

Значит флегматик будет похож на медведя Балу: мягкий и мясистый, как на картине?

— Да. В конце концов, каковы последствия большинства вещей, которые заставляют тебя чувствовать себя хорошо? Как замечательный трайфл с шерри твоей тёти, для примера, — я уже начал задаваться вопросом, сколько же он может съесть, но ведь сейчас Рождество. Мы позже рассмотрим определение внешности в карте более подробно. Пока же достаточно знать, что темперамент натива играет в этом большую роль. Все прочие свидетельства о внешности должны читаться с оглядкой на темперамент.

Если темперамент влияет на то, как выглядит тело, говорит ли он нам также о том, какие болезни будут у человека?

— Конечно! Самое важное, что современная медицина могла бы вспомнить из своего забытого прошлого, — это знание темперамента. Это показало бы врачам, почему определенное лекарство, которое может подействовать, например, на горячего/сухого пациента, может принести только вред холодному/влажному пациенту. Все мы инстинктивно знаем, что внешность и манеры поведения связаны между собой: мы видим человека и понимаем многое из того, что от него можно ожидать. Темперамент существует в точке взаимодействия между разумом и телом. Он, так сказать, одной ногой в нашей психологии, а другой — в нашей физиологии. Поэтому наш индивидуальный баланс — наш индивидуальный темперамент — имеет большое значение в определении болезней, от которых мы будем страдать. Это имеет большое значение в медицинской астрологии.

Каждый темперамент включает в себя определенные заболевания, как некую возможность, и исключает другие. Тем больше, чем более выраженным является темперамент. Если у вас идеально сбалансированный темперамент, вам повезло: вы можете получить всё!

Предположим, у тебя очень горячий темперамент. Твой темперамент подобен кастрюле с молоком, кипящей на плите: если оно уже горячее, то не нужно много дополнительного тепла, чтобы оно закипело. Поэтому ты, скорее всего, будешь страдать от горячих недугов: кожных заболеваний, сердечных приступов, лихорадки и тому подобных вещей. У людей с сильным горячим/сухим темпераментом гораздо меньше шансов заболеть бронхитом, плевритом и подобными холодными/влажными заболеваниями, которые в большей степени присущи флегматикам. Я уверен, что мне не нужно рассказывать тебе, какой тип получает самые тяжелые простуды.

Горячий/влажный темперамент связан с кровью. Кровь в традиционной медицинской терминологии — не совсем то же самое, что мы обычно называем кровью, но, грубо говоря, мы можем принять, будто это так. Итак, с одной стороны, мы ожидаем, что сангвиник будет более восприимчив к таким вещам, как астма, аллергия, нервные расстройства; но с другой стороны, у него будет то, что моя дорогая бабушка назвала бы  «плохой кровью». Слишком жидкая кровь, что может привести к лейкемии, или слишком густая кровь, что может привести к свертываемости и, следовательно, к инсультам.

Холодный/сухой тип, меланхолик, скорее всего, будет страдать от таких вещей, как скованность суставов; трудности в движении — особенно требующие больших умений; запоры на разном уровне, будь то физический или психический.

Итак, мой мальчик, я не могу не подчеркнуть, что это лишь общие принципы: «при прочих равных условиях». В медицинском анализе есть гораздо больше всего, помимо этого.

Но хватит заниматься медициной. Темперамент имеет огромное значение и в других отношениях. Я полагаю, ты уже пробовал себя в синастрии, раз или два?

Я покраснел. «Раз или два» — это лишь малая часть! Сколько раз я сравнивал свою карту с картой какой-нибудь девушки, но ни разу те восхитительные отношения, которые я там видел, не сбывались.

— Хмм! — продолжал он, — Я вижу, что да. Триумф надежды над опытом, мой мальчик. Меня поражает, как много времени люди могут тратить на то, что, как они неоднократно убеждались, не работает.

Значит, синастрия — пустая трата времени, дядя?

— Так, как это делается, и по тем причинам, из-за которых это делается, — безусловно. Использовать синастрию для ответа на вопрос, полюбят ли два человека друг в друга или нет, значит злоупотреблять ею. Но есть также много и технических причин, по которым она не работает. Одна из них — отказ от учёта темперамента. Существует бесчисленное множество вещей, которые могут зажечь искру притяжения между двумя людьми — твоя родная тётя даже нашла одну или две из них во мне, когда-то давно. Но если мы захотим узнать, насколько вероятно то, что эти два человека будут держаться вместе, когда эти привлекательные искры угаснут, мы должны начать наше исследование с изучения их темпераментов.

Одного поля ли ягоды, дядя?

— Так можно подумать. Но ответьте мне вот на какой вопрос: предположим, что очень горячий и сухой человек, холерик, вступает в связь с другим холериком. Что они будут делать?

Драться!

— Конечно же! Это то, что холерики делают лучше всего. Это может быть полезным до тех пор, пока ты можешь их организовать, чтоб они пошли воевать с кем-то другим, но как только они выйграют войну, что они будут делать дальше? Что солдатики делают, когда остаются одни в казармах?

Дерутся! — повторил я.

— Они буянят, да. Или, чтобы сбалансировать весь этот жар, они идут в паб и поглощают большое количество холодного влажного пойла. Что, конечно же, лишь распаляет их жар ещё больше. Это может казаться неочевидным, но, тем не менее, существует тесная связь между такими жидкостями, как океан или вино, и огнём. Эти жидкости могут выглядеть холодными и влажными, но внутри них есть огонь, — я уже начал подумывать о том, чтобы убрать бутылку бренди из его поля зрения. Эти жидкости, водянистые вещества: для нас они — флегма, холодная и влажная, поэтому наш горячий/сухой солдатик будет тянуться к ней, чтобы попытаться достичь внутреннего равновесия. Но флегма происходит от греческого слова, связанного с пламенем. Так что, несмотря на то, что это вода или вино — в сущности, это одно и то же — для нас они происходят от огня. Огонь создает флегму.

Должно быть, я выглядел по меньшей мере так же обескуражено, как и чувствовал себя. Он совершенно сбил меня с толку.

— Подумай об этом, — начал объяснять он. Что происходит, если ты съедаешь слишком много чили? Ты мгновенно начинаешь вырабатывать большое количество жидкости, чтобы всё уравновесить. Что произойдет, если ты обожжёшь палец? Появится маленький белый бугорок, полный жидкости. Или вспомни о сотворении четырех элементов — о том, как излучение жара Божественного сияния, на холодную/сухую землю, вызывает влагу.

Хорошо, дядя: значит они потребляют этот холодный/влажный материал, но из-за огня в нём, это лишь заставляет их сражаться еще больше.

— Совершенно верно. Поэтому, если холерик подцепит другого холерика, будут неприятности. И это хорошо до тех пор, пока они могут заниматься одним делом против кого-то другого, но если это у них отнять, они будут драться друг с другом.

Что произойдёт, если сангвиник начнёт встречаться с другим сангвиником?

Слишком много болтовни?

— Да! «Кто позвонит, чтобы заказать еду на вынос?» — «Я не знаю. Давай сначала поговорим об ещё шесть часов«. К тому времени они оба проголодаются.

Или если ты соединишь два холодных/сухих, меланхоличных типа, вместе, что произойдет? — у меня не было ответа. Вот именно. Ничего! Они надоели друг другу до смерти. Он сидит на одном конце стола уже четыре года, она — на другом, и они не обменялись ни словом. Время от времени в дом залетает ветерок и сдувает с них пыль.

А если вместе будет два флегматика? Во всем мире не хватит вина! Безумный поток желаний, тонущий в летаргии. И так со всеми четырьмя типами, когда они совпадают с их собственным — это не предвещает ничего хорошего.

Ты говоришь о балансе, дядя. Они могут сойтись с противоположным типом: это создаст идеальный баланс.

— Так может показаться. И это хорошее предположение, мой мальчик: ты явно улавливаешь суть. Но на практике это не работает. Меланхолик может встретиться с сангвиником. Холод и сухость меланхолика будут уравновешены жаром и влажностью сангвиника, и получится прекрасный союз, охватывающий все четыре составляющих: жар, холод, влажность и сухость. Но только представь: наш меланхоличный фермер стоит на своем поле, по колено в навозе, смотрит на закат с блаженной созерцательной улыбкой на лице, будучи совершенно счастливым. Внезапно появляется надушенный маленький книжник из муниципалитета, с компьютером в одной руке и книгой правил в другом, желающий посчитать все зёрна пшеницы на поле, разделить их на количество свиней, затем отнять то число, о котором он думал вначале. Что произойдет? Они посмотрят друг на друга с непониманием. Фермер подумает: «Почему этот безумец хочет сложить мои зерна пшеницы и разделить их на количество свиней?». Книжник подумает: «Почему этот сумасшедший стоит в большой куче навоза?». Абсолютное непонимание.

Хорошо, значит, быть одинаковыми не работает; быть разными тоже не работает. Как насчет половины на половину?

— Да. Я, конечно же говорю об основных принципах: никто не является полностью холериком или полностью меланхоликом. В каждом из нас есть что-то от всех четырех типов, иначе мы не должны были бы быть людьми. Но чем сильнее мы соответствуем природе какого-то одного типа, тем больше у нас будет подобных проблем. В принципе, для прочной связи холодному/сухому человеку имеет смысл объединиться с тем, кто либо холодный/влажный, либо горячий/сухой. Это даст им один общий элемент — достаточный, чтоб дать им некоторое взаимопонимание — и один разный элемент, чтобы они не повторяли друг друга. Запомни, мой мальчик, повторять друг друга — это не то, что нужно для отношений, хотя иногда это может показаться заманчивым.

Я посмотрел на него, затем на мою тетю. Нет, повторять друг друга — это определенно не то, что было в их отношениях.

— Позволь мне рассказать тебе одну историю, — продолжил он. Она иллюстрирует силу стремления к достижению равновесия. Возможно, ты слышал о Вильгельме Райхе (австрийский и американский психолог — прим.). Когда я был молод, он был большой знаменитостью. Он родился на ферме в Австрии. Я ничего не знаю о карте рождения его отца, но, судя по рассказам о юности Райха, его отец, очевидно, был крайне холеричен.

Разве он не должен был бы быть меланхоликом, будучи фермером? — прервал его я.

— Возможно, ему следовало бы, но он таким не был. Естественно, люди не всегда следуют тем карьерным путям, которые соответствуют их типу. Мир был бы более счастливым, если бы они так поступали. Но он правил фермой железным кулаком; люди, работавшие у него, жили в страхе перед ним.

Однажды, когда Райх был совсем маленьким, он застал свою мать в постели с одним из рабочих фермы. Он думал об этом пару недель, а затем решил рассказать отцу. Это было не очень мудрое решение. Отец взял ружье и отправился за рабочим, а мать в это время проглотила яд и умерла. Отец был опустошён. Как будто он внезапно столкнулся с последствиями своей собственной природы: «Посмотри, что натворила моя холерическая натура! Эта женщина, которую я люблю, моя жена, убила себя из-за меня!». И он решил покончить с собой.

Теперь у него был пистолет. Казалось бы, это наиболее простой способ покончить с собой. Но это означало бы убить себя в холерической манере. И это никуда не годилось: ведь это не удовлетворило бы его стремление к равновесию. Что же он сделал, мучаясь от последствий своей горячей/сухой природы? Была середина зимы. Он пошел и встал по пояс в замерзший пруд. Он простоял там несколько часов, надеясь заболеть туберкулезом. В конце концов, он действительно заболел, хотя по-началу и не смертельно. Ему потребовалось три года, чтобы умереть от болезни холода/влаги, которой он намеренно заболел в отчаянной попытке уравновесить свою горячую/сухую природу. Это замечательная иллюстрация того, насколько глубоко в нас сидит данное стремление.

Ты думаешь, работа фермером обостряла его холерические проблемы?

— Скорее всего, да. Поиск подходящего выхода для темперамента — постоянный вопрос на консультациях. Это характерная проблема для холериков, потому что им сложнее всего интегрироваться в современное общество. Холерик — воин, но грабить соседнюю деревню всякий раз, когда хочется выплеснуть немного холеризма, более не является социально приемлемым. В принципе, грабежи следует поощрять: они делают холериков счастливыми и не дают им возможности ежедневно изводить себя. Просто, конечно же, все бы мы предпочли, чтобы грабежами занимался кто-то другой.

У господина Вергилия есть несколько мудрых слов о воспитании и обращении с разными темпераментами. Ты читал его «Георгики» (дидактическая поэма Вергилия в четырёх книгах — прим.)?

Всё о методах ведения сельского хозяйства, не так ли? Нет, спасибо!

— О, ты многое упускаешь! Зачем бы вообще понадобилось одному из самых изысканных поэтов, писавшему для богатой городской элиты, писать учебник по земледелию? Сколько всего было Георгиков?

Четыре, я думаю.

— Разве это не подсказка для тебя? Что лежит в основе этих замечательных стихов, как не размышления о темпераменте. Там есть чему поучиться.

КРАТКИЙ ОБЗОР ЧЕТЫРЁХ ТИПОВ

Думаю, ты уловил суть, мой мальчик. Но давай вкратце повторим. Главная мысль заключается в том, что холерики хотят действовать; сангвиники — думать; меланхолики — иметь и владеть; флегматики — чувствовать.

Уильям Лилли говорит о сангвиниках то, что они жизнерадостны, свободолюбивы и открыты сердцем. Если ты веришь в это, ты поверишь чему угодно. Сангвиники действительно получают невероятно хорошую рецензию. По какой причине?

Потому что именно они это и пишут.

— Конечно же! Именно книжники пишут книги. Если бы флегматики когда-нибудь занялись их работой, то мы бы читали о том, какие они безупречные ребята. В лучшем случае, да, сангвинический тип действительно приобретает то прекрасное, юпитерианское качество человечности, о котором мы читаем у Лилли. Быть порядочным человеком, вести себя так, как должен вести себя человек. Но поскольку сангвинический тип сосредоточен на уме, он может быть совершенно отстранен от всех человеческих чувств. Я уверен, что если бы ты набирал персонал для лаборатории вивисекции, то среди претендентов было бы очень много сангвиников. И в их деятельности может быть даже чуть больше бесчеловечного, чем в определённых кругах бюрократии.

Для сангвинического типа важно не то, добрый ты человек или нет, а то, подходишь ли ты к миру через разум — независимо от того, находится ли этот разум в рабочем состоянии или нет.

Лилли описывает холериков как сердитых, склочных, амбициозных, мятежных людей, меняющих своё мнение. В общем, смутьяны. Почему они меняют свое мнение?

Не знаю, дядя. Потому что им не терпится действовать?

— Да. Это результат их стремления к действию. Если ты холерик, ты не выносишь неподвижности: ты должен всё время что-то делать. Воины могут завоевать страну, но после завоевания они не становятся хорошими руководителями. Все, что они хотят сделать, так это пойти и завоевать кого-то еще — создать еще больше проблем.

Меланхолики, говорит Лилли, медленно принимают решения. Вспомни самого знаменитого меланхолика, Гамлета. Очень медлителен в принятии решений. Они мошенники, говорит Лилли. Почему?

Что-то связанное с обладанием и владением?

— Да, потому что они очень ценят деньги. Если ты ценишь деньги больше, чем чувства других людей, то ты вполне можешь их обмануть. Конечно, не факт, что каждый меланхолик — мошенник, так же как и не каждый холерик — хулиган. По словам Лилли, они скрытны и боязливы. Почему?

О, я знаю! Если ты отчаянно хочешь чем-то обладать, ты всегда боишься, что кто-то другой может забрать то, что у тебя есть.

— Верно! Далее, флегматики, говорит он, трусливы и несносны. Они унылы и ленивы в выполнении любого дела. Их принцип: «Я хочу чувствовать». Но это не обязательно означает «я хочу чувствовать себя хорошо». Если нет хороших чувств, ничего, мы согласимся на плохие — лишь бы что-то чувствовать. Поэтому флегматик может быть истеричкой, ведь для него чувства важнее всего остального. Они теряются, если нет ни физических, ни эмоциональных ощущений.

Я кивнул в знак понимания.

— Теперь мы можем перейти к расчету темперамента. Но прежде чем мы это сделаем, ответь мне на эти четыре коротких вопроса. Представьте, что ты продавец автомобилей, и в твой салон приходят мистер и миссис Холерик. Что ты расскажешь им об автомобиле, чтобы убедить их купить его?

А если войдут мистер и миссис Сангвиник? А мистер и миссис Флегматик? А мистер и миссис Меланхолик?

КОНЕЦ СТАТЬИ

ПРИМЕЧАНИЯ

Все статьи публикуются с личного разрешения Джона Фроули. С оригиналом статьи можно ознакомиться на сайте Джона Фроули, в разделе «Articles» — «Conversations on Natal Astrology, 3».

Понравилась публикация? Подписывайтесь на нашу рассылку — впереди ждёт много интересного!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: