статьи Джона Фроули

БЕСЕДЫ О НАТАЛЬНОЙ АСТРОЛОГИИ: ЧАСТЬ 1

БЕСЕДЫ О НАТАЛЬНОЙ АСТРОЛОГИИ:

ВСТУПЛЕНИЕ

Автор статьи: Джон Фроули

Одним рождественским вечером, сидя у камина, я спросил своего дядю: «Как ты рассматриваешь натальные карты?». Взгляд, который он бросил на меня, я часто вспоминаю с сожалением. Он словно говорил: «Не беспокой меня работой во время празднества». Но я был молод, и настаивал: «Поведай мне, дядя, поведай. С чего надо начать?».

Он вздохнул так, как обычно вздыхает тот, кто отработал сверхурочно на угольной шахте. Однако, я знал, что это лишь театральные эффекты моего дяди. Он снова набил свою трубку, медленно, церемониально, что привлекло внимание всех, кто был в комнате, и моё нетерпеливое сердце дрогнуло. Благодаря этому знаку я понял, что он меня не разочарует. Его бровь приподнялась в направлении тёти, уж не знаю на сколько евда заметных многозначительных миллиметров, тем самым сказав ей снова наполнить его стакан. Затем он начал свой рассказ.

— Я понимаю твой энтузиазм, мой мальчик, и знаю, что ты полагаешь будто у тебя есть некоторые знания. И поэтому я уверен, что ты хочешь, чтоб я просветил тебя обо всех этих удивительных вещах, таких как Арабские Части и солнечные возвращения. Ты верно думаешь: «Именно это я и должен узнать!».

Я мог лишь кивнуть в ответ, ведь у меня уже были базовые знания, которые я почерпнул из книг, стоявших вдоль стен моей комнаты. Они могли поведать мне о значении каждой планеты в каждом знаке; о каждом аспекте и его значении; и даже о том, как мне справиться с последствиями не самых приятных составляющих моей карты рождения. С пылом, присущим юности, я желал раздвинуть эти границы, чтоб раскрыть загадку более глубоких тайн.

— Я расскажу тебе об этом в своё время — продолжил он. — Но мы должны начать с самого начала. Ты знаешь, я часто думал, что если бы меня пригласили целый год читать курс натальной астрологии, то первые 364 дня я бы посвятил обсуждению теологии. — Я не знал, должен ли я улыбнуться или нет. Это была шутка? — И только последние несколько часов, я бы посвятил обучению астрологическим методам. Чем яснее мы понимаем лежащую в основе философию, тем лучше сознаём, что астрологические техники становятся не более, чем вопросом здравого смысла. Они являются не более, чем практическим применением нашего понимания. Однако, если мы не обладаем знанием базовой философии, то будем не способны с пользой применять какие бы то ни было изученные техники. Для чего именно мы должны будем их применять?

Когда мы изучаем карту рождения, мы изучаем самого человека. В этом смысле очень важно, чтоб в нас было достаточно чёткое представление о том, что представляет собой человек. И отправной точкой в этом должна быть теология, ведь если мы не понимаем какое место занимает человек в мире, то мы ничего не понимаем.

В этом есть смысл, дядя, — вынужден был признать я, хотя мысль о продолжительной лекции по теологии заставила меня задуматься о том, как скоро я смогу пойти спать, чтоб не задеть чувств старика.

— Признание сущностной тварности человека — его существования, как сотворённой вещи — является фундаментальным принципом. Структура планет в карте рождения, отдельно не содержит в себе психологию. Она должна быть приведена в соответствие с психологией, с моделью человеческого существа. Даже если оставить очень далеко в стороне принятие ею некоторых наиболее причудливых методов, и отказ от техник, которые работают, наибольшим упущением современной астрологии, чаще всего практикуемой в наши дни, является её опора на вымышленные методы и крайне унизительную модель человеческого существа. Приведите свою астрологию в соответствие с психологической моделью, взятой, скажем, у Карла Густава Юнга, и не удивляйтесь, если в итоге вы получите полную ерунду.

Немного человеческого понимания также не повредит, прежде чем мы хотя бы начнём взаимодействовать с астрологией. Предположим, что ты рассматриваешь натальную карту, чтоб узнать нечто об отношениях человека. Если твоё понимание того как эмоции и желания переплетены друг с другом, ограничено тем, что ты узнал из мыльных опер или голливудских фильмов, то что бы ни показывала карта, она будет для тебя закрытой книгой. Это во многом схоже с музыкой. Перед нами может быть самый технически одарённый пианист в мире, но если он ничего не знает о страсти, его исполнение Шопена оставит слушателей равнодушными. С другой стороны, одного лишь понимания страсти также недостаточно: он должен знать, как играть. Независимо от того, являются ли закорючки, которые мы пытаемся интерпретировать, музыкальной партитурой или астрологической картой, одной лишь техники недостаточно.

Сдерживающий палец моей тёти мягко постучал ему по плечу. Он немного сгорбился, а затем продолжил:

— Ну, мой мальчик, думаю ты понял мою мысль. Я могу продолжить, и это будет очень полезным для тебя, если ты действительно хочешь учиться, но сегодня Рождество и всего должно быть в меру. Тебе нужна астрология, и астрологию ты получишь.

АСТРОЛОГИЯ БЕЗ УЧЕБНИКОВ

— Чему я намерен тебя научить, юноша, так это тому, как практиковать астрологию без использования учебников. Большинство из того, что считается астрологической практикой, является не более чем работой по вырезанию и вставке, когда мастер собирает в текст склеенные вместе отрывки, либо из книг на своём столе, либо из любых странных фрагментов, хранящихся в его голове. Это что угодно, но не астрологическая практика. Возможно, усовершенствованная форма судоку, но точно не астрология. Ты не можешь доподлинно утверждать, что практикуешь астрологию, до тех пор пока твоё суждение по карте не будет основано на знании, которое действительно является частью тебя самого. Учебники могут помочь тебе приобрести это знание, но сами по себе они его не содержат.

Так как мне обрести это знание, дядя?

— Обретя глубокое понимание основополагающих принципов. Это работа длинною в жизнь: чьё-либо понимание всегда может быть углублено. И оно довольно быстро может стать достаточно глубоким. Вот куда должно быть направлено наше изучение. На эти основы, которые действительно очень важны.

Он мог видеть разочарование на моём лице. Только не основы, опять! Я должен признаться себе, что я вскользь пробежался по ним, когда только приступил к изучению, но у меня не было и желания возвращаться к ним вновь, чтоб изучить их подольше.

— Ты должно быть видел или даже, боюсь, читал многие из этих кричащих названий, без особого труда порождённых современными астрологами, в их нужде заработать немного наличных денег. Целые книги посвящены какой-нибудь ничтожной йоте техник: тау-квадрат, йод (Перст Судьбы — прим.), квиндециль. — Покраснев, я должен признать, что прочёл более чем несколько подобных книг, хотя я и не мог припомнить ничего из того, чему они меня научили. — С традиционной точки зрения, писать подобную книгу сущее безумие. Это всё равно что выделить лишь 72-й такт в 9-й симфонии Бетховена, и написать целую книгу об этом такте, без каких бы то ни было упоминаний остальных частей симфонии.

Время от времени нам попадаются книги традиционных мастеров о таких вещах, как солнечные возвращения или затмения, но никогда ни об одном второстепенном составляющем рассмотрения карты рождения. У нас нет книги Бонатти о тригонах, как и шедевра Уильяма Лилли о контрантисах. Всё потому, что эти техники не являются отдельными маленькими кусочками: своеобразными причудами метода. Они являются составной частью целостной астрологической системы. Если ты понимаешь несколько главных принципов, всё, что тебе необходимо для вынесения суждения, аккуратно встанет на своё место. Потому, очень важно понять эти первоосновы.

Когда мы рассматриваем карту рождения, мы определяем темперамент, смотрим в какой фазе находится Луна и где находится Меркурий, и это говорит нам очень много о том, что представляет собой человек. Нет никакой необходимости в использовании запутанных техник, в надежде, что мы раскопаем ещё более запутанные маленькие части личности этого человека.

Вполне возможно, что ты найдёшь идею сосредоточения на первоосновах скучной, но даже я в своём преклонном возрасте постоянно узнаю что-то новое об астрологии. И то, что я узнаю, и что меня восхищает — это не некое малоизвестное дополнение, которое я раскопал в каком-то старинном манускрипте. Вещи, которые меня восхищают — это двери, которые открываются, чтоб даровать мне более глубокое понимание первооснов, таких как фазы Луны и положение Меркурия, которые, как ты полагаешь, ниже твоего достоинства. Вполне возможно, что я невероятно тупой и этот астрологический детский сад прошёл мимо меня; но я очень ценю возрастание и углубление в понимании первооснов, гораздо больше, чем поверхностное ознакомление с большим количеством броских дополнений. Что более важно в автомобиле: колёса и двигатель, или выдвижное приспособление для удержания твоей кружки кофе?

ОТСУТСТВИЕ УЧЕБНИКОВ

— По правде говоря, мой мальчик, поведать о натальной астрологии не так уж и просто. Традиционная натальная астрология — это тяжёлый труд, который не может быть выполнен в одно мгновение. Она отличается от хорарной астрологии, которая всё время проделывает для тебя эти фантастические маленькие трюки — «Абракадабра, и вот он ответ! Отлично!». Есть те, кому нравится устраивать публичные выступления, на которых они рассматривают натальную карту кого-то из присутствующих и приходят к какому-то громкому заключению: «Ваше жизненное предназначение такое-то…» или «Вам нравится этим заниматься, не так ли?». Это, как я надеюсь ты понимаешь, не астрология, но пускание пыли в глаза. Придумать схожее с достоверным утверждением может любой ярмарочный спекулянт.

Я также уверен, что ты сидел на лекциях и слушал, как преподаватель указывал на карту и говорил: «Ага! Здесь есть квадратура между Марсом и Ураном, и поэтому этот человек придумал носки, или открыл Антарктиду, или что-то в этом роде». В тот момент это звучит очень убедительно. Но рассмотрение не заключается в погружении в карту и извлечении из неё одного единственного свидетельства, подобно выбору вкусного кусочка из жаркого. Ты должен выстроить для себя всю карту, от самых основ до вершины, работая снизу вверх. Преподаватель, обсуждающий натальную карту, должен начать с определения темперамента и пройти также все остальные стадии рассмотрения. На это требуется время. Практично ли это делать на лекции? Нет. И снова мы возвращаемся к пусканию пыли в глаза.

О натальной астрологии трудно рассказать на лекциях; ей также трудно обучить. Я обучал натальной астрологии, когда ты был ещё совсем маленьким. Я всегда говорил свои студентам: «Вы должны делать это; вы должны делать то». Но в тот момент, когда я им это говорил, я думал: «Я же не делаю этого сам, когда рассматриваю карту». Я учу их делать то, что мне бы и в голову не пришло сейчас делать самому.

Мне часто вспоминается история о Джоне Колтрейне (американский джазовый саксофонист и композитор — прим.). Одна поклонница посещала каждый его концерт, записывая на ноты его соло. Настоящий подвиг, думаю ты согласишься. — Я должным образом изобразил восторг. — Однажды, она встретила его на одной вечеринке, и сказала: «Та мелодия, которую вы вчера играли, была так прекрасна. Я записала её. Могли бы вы сыграть её для меня?». Колтрейн посмотрел с изумлением на то, что она записала, и сказал: «Я не могу это сыграть». Это похоже на возвращающихся клиентов: когда я смотрю на свои заметки о предыдущей консультации, то думаю — «Каким образом я это сделал?».

Вот почему я обучаю своих студентов даже тому, что я более не делаю сам. Очень важно изучить данные структуры. И именно им я собираюсь тебя обучить. Выражаясь языком спортивных метафор, структуры нужны, чтоб ты смог попасть на поле. Ты можешь попасть на поле, где всё будет для тебя работать, таким же образом как это происходит в спортивном контексте; поле, на котором ты оставляешь все структуры позади. Но это не то же самое, как пытаться попасть на поле без данных структур. Если ты шесть часов в день посвящаешь футбольным тренировкам, то ты сможешь попасть на поле довольно легко и творить удивительные вещи. Если ты не уделяешь тренировкам времени, ты не сможешь попасть на поле. И то же самое с астрологией.

Эти трудности, связанные с изложением и обучением натальной астрологии, объясняют, почему нет хорошего учебника по натальной астрологии, как древнего, так и современного. Книги — переоценённые вещи. Очень легко уверовать, что заполнение книжных полок является способом приобретения знаний. На самом деле, всё обычно происходит наоборот: приобретение ещё одной книги гораздо чаще является способом избежать изучения. Вместо того, чтоб проделать некоторую работу над книгой, которая у нас уже есть, мы поверхностно знакомимся с новой книгой. И затем с другой, и опять с другой, после этого. Это во многом схоже с дружбой: поверхностных знакомств полным-полно; мы бы обменяли любое их количество на одного хорошего друга. Гораздо лучше найти книгу, которая станет тебе надёжным другом, и не тратить своё время и внимание на других.

Какая книга может стать мне другом, дядя?

— Я основывал своё обучение на «Христианской Астрологии» Уильяма Лилли и на «Суждениях о рождённых» Абу Али аль-Кхайята. Я нашёл их лучшими, но лучшими из большого количества плохих. Этим я не хочу принизить, ни Лилли, ни аль-Кхайята, ни авторов иных книг. Хотя это и не совсем верно: я имею ввиду большое пренебрежение к авторам многих книг, но среди них есть и те, кто проделали хорошую работу, насколько это только было возможно.

Будучи зелёным юнцом, я думал, что смогу написать учебник по натальной астрологии. Потом я написал «Учебник Хорарной Астрологии». И это помогло мне осознать, почему нет хорошего учебника по натальной астрологии. Написать его было бы невозможно. Хорарная астрология проста и линейна: 2 + 2 = 4. Но натальная астрология таковой не является. Если хорарная астрология схожа с линией, то натальная астрология походит на сферу. Сфера не может быть сведена к линейной форме, которую требует письмо. Попытка сделать это, лишит её сферической природы. Именно поэтому, те попытки, которые уже были сделаны в этом направлении, лишь исказили сам предмет. Это всё равно что попытаться втиснуть волейбольный мяч в тюбик зубной пасты, или просунуть один из превосходных рождественских пудингов твоей тёти через игольное ушко. — Она поняла мой намёк принести мне ещё одну порцию.

Учебники — написанные исключительно по той необходимости, что автору надо что-то сказать, и это что-то может быть выражено лишь в линейной прозаической форме — рано или поздно принимают вид кулинарной книги или афоризма, или, и того, и другого, одновременно. Ты же знаешь эти кулинарные книги: «Сатурн в Весах означает это», а «Юпитер в 10-м доме означает то». Такие утверждения бессмысленны. Это всё равно, что сказать: «Пешка на королевского слона 6 означает…».

Что это означает? Здесь всё зависит от того, где находятся все остальные части. Как таковое, ничто ничего не означает, ни в шахматах, ни в натальной астрологии. Можно сказать, что натальная карта создаёт свой собственный контекст, свои собственные правила для понимания того, что находится внутри неё. Лишь потому, что Бред Питт сыграл определённую роль в каком-то фильме, мы не станем ожидать, что он сыграет такую же роль в другом фильме. Но ведь именно это мы и делаем, когда говорим: «Сатурн в Весах означает это», а «Юпитер в 10-м доме означает то».

А что насчёт афоризмов?

— Они основаны на заблуждении. Для примера, почитай «Христианскую Астрологию», и ты найдёшь список афоризмов для каждого дома карты. Как будто существует неписаное правило, что каждый дом является автономным государством, которое управляется своим собственным сводом законов. Но это не так: карта — не часть, но целое. Те же самые основные законы действует во всей карте, всегда. Любой отдельный афоризм либо согласуется с этими основными законами, и в таком случае он становится излишним, либо не согласуется с ними, и в таком случае он ошибочен.

Поэтому, в любом случае, афоризмы нам не нужны.

— Именно так. Так что я не буду забивать тебе ими голову.

Слава Богу, дядя! Те списки, которые я видел, ужасно трудно запомнить.

— Да. Всё, что тебе нужно — это понять основополагающие законы. Их пониманием я и собираюсь заполнить твою голову.

Но я встречал астрологов, которые страстно увлечены коллекционированием старинных текстов.

— Увы, это так, мой мальчик. Некоторые астрологи просто одержимы книгами: «У меня на полках гораздо больше переводов старых авторов, чем у тебя. Видимо, ты совсем не серьёзный астролог, не так ли?». Нам не нужно много книг! Ты думаешь Наполеон сидел на поле битвы и читал книгу «Как Стать Генералом. Том 1.»? Нет никакого магического ключа к астрологии, спрятанного где-то в покрытом слоем пыли тексте — какой-то жизненно необходимой информации, внезапно проясняющей собой всё. Будь это так, кто-то бы уже прочёл этот покрытый пылью текст и явил бы эту добрую весть миру.

И кроме того, мой мальчик, заслуживают ли книги такого почтения? Книги содержат лишь часть знания. Они написаны людьми, склонными ошибаться. И давай смотреть правде в глаза: астрологи более других склонны к ошибкам. Существует любопытный миф, будто книги намеренно содержат лишь часть знания: словно люди специально не хотели записывать по-настоящему стоящую информацию, чтоб сохранит её в тайне, но передавали её лишь из уст в уста. Я встречал астрологов, которым якобы удалось подключиться к устной передаче астрологии, с помощью интернет сайтов.

То ли это место, где ты нашёл тайное устное знание, дядя?

— Похоже на то. На самом деле, никто ничего не держит в секрете! Просто невозможно всё это записать. Даже если бы кто-то очень захотел, он бы не смог. Именно поэтому у нас есть поэзия, которая может выразить то, что проза не способна. И именно поэтому у нас есть музыка, которая может выразить то, что не может быть выражено в поэзии.

Мы также должны помнить, что книги существуют во времени. Мы не можем подходить к книгам, написанным 300 или 1500 лет тому назад, так, словно они написаны в XX столетии. Наибольшее количество недоразумений, связанных с «Христианской Астрологией» Уильяма Лилли, исходит из того, что читатели, видимо, полагают, будто Лилли был профессором в провинциальном английском университете, примерно в 1970 году. Бог в своей милости помог ему избежать подобной участи.

Очень важно иметь некоторое представление о времени, в котором люди пишут, как и о предрассудках того времени, потому что всё это налагает свой отпечаток на их творения. Чего именно пытался добиться Лилли? Как он писал? Чего он придерживался? Ответы на эти вопросы были бы иными для Лилли, чем для Птолемея или ибн-Эзры, или для современного американского автора. Потому что всё это оказывает огромное влияние на характер созданной книги, иногда довольно-таки очевидным способом, а иногда едва заметным, но не менее значимым, путём.

Например, я часто обнаруживал, что мои ученики неправильно понимают отрывки из Лилли, потому что они полагают, что методы написания и редакции во времена Лилли, были такими же, какими они являются сегодня для современного автора. Но это не так. Большая часть «Христианской Астрологией» была продиктована, а не написана, и редакция была, в лучшем случае, поверхностной. Поэтому мы находим некоторые несоответствия, включённые в текст, просто потому, что никто не потрудился их вычеркнуть до того, как книга отправилась в типографию. Читатель, который этого не понимает, наверняка будет сбит с толку. Но точно так же, как Лилли не является писателем двадцатого столетия, он не является так же ни Птолемеем, ни ибн-Эзрой, ни Бонатти. Все они являются людьми разных религиозных и политических взглядов, живших на расстоянии сотен лет и сотен миль друг от друга. Они не сотканы из одной ткани, и то же самое можно сказать о их книгах.

Как только авторы заканчивают писать свои книги, у последних появляется своя собственная история. Многие тексты, на которых зиждется наше понимание астрологии, относятся к тем временам, когда их переписывали писцы. Это переписывание было исключительно ненадёжным. Давай я приведу тебе один пример. В Средние Века была популярно философское произведение «Книга Яблока» (неоплатоническое арабское произведение неизвестного автора — прим.), подзаголовком которого было название — «Канон о Чистом Добре». Книга была переведена в Сицилии, затем её отправили в Париж, где она была переписана. К тому времени, когда она попала в Краковский университет, подзаголовок «Канон о Чистом Добре» изменился на иной — «О Причинах Лимонов». Во всей книги нет ни одного упоминания лимонов, но писцы с радостью переписывали этот подзаголовок.

Если скромный переписчик не знал астрологию, книгу по которой переписывал, то он мог и не заметить ошибок в тексте. Так и пропускались ошибки, с неизбежным добавлением новых, со стороны самого писца. А ведь это только переписывание: переводы создавали ещё больше проблем, особенно если учесть, что порой приходилось иметь дело с переводом другого перевода, который сам являлся переводом. То, что мы имеем в итоге, напоминает конечный продукт игры «китайский шёпот» (аналог игры «испорченный телефон» — прим.).

Вот почему, или это одна из причин почему, столь важно, чтоб информация внутри нас стала частью нашего собственного понимания, потому что тогда мы будем гораздо менее подвержены ошибкам, содержащимся в книгах.

ЧТО ТАКОЕ ТРАДИЦИОННАЯ АСТРОЛОГИЯ?

Ты говоришь о «традиционной астрологии», дядя, но что ты под ней подразумеваешь? Чем является эта традиция?

— О, вот это стоящий вопрос! Очень хорошо, мой мальчик, очень хорошо. Этот термин часто неправильно понимают. В моих странствиях по Астрологическому миру, я часто слышал как люди говорят: «Я занимаюсь традиционной астрологией», подразумевая под этим то, что они следуют работам Алана Лео и Лизы Грин. Они пребывают в блаженном неведении о том, что астрология существовала до двадцатого столетия, и как сильно её изменили современные авторы, к тому же не в лучшую сторону.

Помимо этого, есть те, кто говорит мне: «О, вы занимаетесь этой традиционной астрологией; а я предпочитаю астропсихологию», как будто традиционная астрология не имеет отношения к психологии, или будто психология каким-то образом возможна в рамках необоснованных философий авторов, которым они следуют. Каким образом может существовать психология, наука о душе, без модели человеческого существа, которое и распознает эту душу.

И опять мы возвращаемся к теологии, дядя.

— Да, я уже говорил тебе насколько это важно. Однако, самая пагубная ошибка — это делать различие между традиционной и не-традиционной астрологией, привязывая их к определённому времени. Я должен признать, что проводить различие между «традиционной» астрологией, с одной стороны, и «современной» астрологией, с другой, что я и сам достаточно часто делал, наиболее пагубно. Идея, будто нечто, до определённого момента времени, будь то Просвещение или конец девятнадцатого столетия, является традиционным, а всё остальное после — современным — является ложной.

Именно так я и понял, дядя. Уильям Лилли и Николас Кульпепер являются традиционными астрологами, потому что они практиковали до Просвещения. Ты хочешь сказать, что современная астрология существовала до этого времени, и что традиционная астрология существует в современном мире?

— Чем это ты сейчас занимаешься, мой мальчик? Беседа, которую мы ведём, является частью традиции. Она такая же часть традиции, как и всё, что говорили или делали, Уильям Лилли или Гвидо Бонатти. Будь внимателен к тому, что я тебе говорю, и ты также станешь частью традиции, и начнёшь двигаться в том же направлении.

Как это часто бывает, то, что действительно важно для изучающего астрологию, не может быть найдено в астрологических книгах. Йозеф Пипер, следовавший теологии томизма (философская школа, возникшая на основе работ и мыслей Фомы Аквинского — прим.), определил то, что он называл «совершенно особым смыслом», в слове традиция, как:

«Traditum в самом строгом смысле этого понятия: полученная из сверхчеловеческого источника, переданная в неизменном виде, полученная и переданная снова».

— Именно этот смысл я использую, когда говорю о традиции, и это наш долг по отношению к этой традиции.

Но в разговоре со мной ты не используешь устаревшие и древние понятия, дядя. И я нашёл этому подтверждение в твоих книгах, во многих местах, как например с Лилли.

— Ох, мой мальчик, ты разделяешь общее заблуждение о природе традиции. Традиция — живое существо. Она движется. Если бы она не двигалась, она была бы уже мертва, и не было бы большого смысла в её изучении, разве что для интеллектуальной археологии. Как объясняет Пипер:

«Подлинная передача (традиции) представляет собой живой процесс между разными поколениями, который гораздо чаще сдерживается, чем поощряется, неким подобием традиционализма, цепляющегося за внешние проявления. Ведь то, что действительно имеет значение, — это не одно лишь сохранение и консервация, но постоянная преемственность нового, творческая перестройка, которая придаёт актуальность содержанию».

Есть традиционалисты, как в Астрологическом мире, так и за его пределами, которые считают любое отступление от того, что существовало в определённом месте и в определённом времени в прошлом, неким упущением в традиции. Но такой взгляд сам по себе анти-традиционный: если хочешь убить или извратить традицию, то самый эффективный способ сделать это — изваять её формы из камня, чтоб не допустить изменений.

Как змея, традиция должна сбрасывать кожу.

— Именно. На регулярной основе. Пипер говорит о перестройке. Это не что-то просто желаемое, но нечто существенное: традиция не может быть передана дальше без этого условия. Она должна становиться новой для каждого нового человека в русле традиции, потому что её нужно понять, прежде чем передать дальше. Понять, а не просто передать. Ведь она не является письмом, которое дожидается момента, когда кто-то его заберёт: наша роль заключена в ином, иначе, если бы мы так поступали, традиция очень скоро умерла бы.

Хорошо, дядя, это понятно. Но чем же тогда является традиция, если она не является просто чем-то «старым»?

— Западной традицией в астрологии. Это астрология евреев, мусульман и христиан. Это астрология, корни которой неразрывно связаны с монотеизмом. Таковой она стоит над и против астрологий, корни которых коренятся в язычестве и неотделимы от него: эллинистической астрологии, столь популярной сегодня; египетской астрологии; ведической астрологии; и астрологии, которую условно можно назвать «современной» — разнообразные изобретения современной эпохи. В сущностном релятивизме их философий, у них гораздо больше общего друг с другом, чем с Западной традицией.

ЧЕМ ЯВЛЯЕТСЯ КАРТА?

Можем ли мы теперь заняться астрологией, дядя? Скажи мне, что означат квадрат Сатурна к Марсу! И положение Луны в 10 доме!

— Терпение, мой мальчик, терпение. Не лучше ли вначале выяснить, чем в действительности является карта, прежде чем начать разбирать её по частям. — О чём это старик говорит?

Что ты имеешь ввиду, дядя? Это же карта рождения конкретного человека.

— Да, но что ты подразумеваешь под словосочетанием «конкретный человек»? Поднимись на минутку, малец. — Я сделал так, как он попросил. — А теперь покажи мне, где же заканчиваются твои границы.

Мои границы? — Я дотронулся руками до плечей, а затем быстро провёл ими по контурам своего тела.

— Это был бы обычный ответ. А как насчёт этого? — Спросил он, указав на мою ногу. — Ты ведь можешь лишиться её, не так ли?

Да, дядя.

— Значит, она может быть твоей, но она — не ты сам, не так ли?

Полагаю, да.

— На самом деле, ты когда-нибудь полностью утратишь своё тело, разве нет?

Да, дядя.

— Так что же останется, в итоге?

Моя душа, я надеюсь, пока она не оденет новую одежду.

— Так кем же ты являешься, на самом деле?

Душой, дядя. Только душой.

— Так чем же является твоё тело?

Оно… это не я.

— Да, оно часть той огромной массы вещей, которые Не-я. Огромная масса, которая содержит в себе абсолютно всё в творении, за исключением твоей души. Вот чем на самом деле является карта: окном в Не-я.

Но ведь если это моя карта, то значит это я сам, разве нет?

— В определённом смысле, но, только в определённом смысле. Давай проясним: это самый важный момент. Вполне естественно предполагать, что границы нашего Я, более-менее совпадают с границами нашего тела. Именно в этой точке заканчивается Я, и начинается внешний мир. Эта граница кажется нашему Я самой важной границей, из всех существующих. Но так всего лишь кажется. Имеет значение граница между нашей душой и всем остальным в мире, что включает в себя большую часть, или всё то, что обычной мы считаем Собой. С одной стороны, в нас есть душа; с другой стороны, в нас есть эго (наше кажущееся Я — прим.) и всё остальное в мире. С точки зрения души, наше эго и мир являются одним и тем же. Именно поэтому мы можем видеть, как природу себя, так и события в нашей жизни, включая других людей и внешние ситуации, которые в ней происходят, из карты рождения.

Так где же душа в карте рождения?

— Ты не понял. Обрати внимание: я только что сказал тебе, что карта является окном в Не-я, во всё, что не является нашей душой. Мы можем построить карту внутри карты рождения, — внутреннюю карту, которая будет представлять собой карту индивидуальной души, но эта карта нас сейчас не интересует, ведь предметом нашего интереса является стандартная карта рождения. Карта рождения представляет собой карту эго, и мира, в котором это эго движется.

Я рад, что мы это прояснили, дядя. Я никогда не задавался вопросом, как так получается, что мы можем видеть, и человека, и жизнь, в одной карте.

— Вот видишь, я же говорил тебе, что это важно. Теперь ты можешь присесть, мой мальчик. Ах да, но прежде чем ты это сделаешь… — Он повертел свой бокал в пальцах, намекая на его пустоту. Я понял это, и принёс со стола бутылку бренди.

ЧТО МЫ СТРЕМИМСЯ ДОСТИЧЬ?

Так что же дальше, дядя? — Я понял, что моё желание услышать о домах и планетах, скорее всего, ещё какое-то время останется неудовлетворённым. Что ещё он должен мне объяснить, прежде чем мы хотя бы начнём изучать карту?

— Мы выяснили, чем является карта рождения. Далее, мы должны спросить себя, зачем мы её рассматриваем. В конце концов, если мы не знаем, что надеемся достичь, скорее всего, мы не достигнем этого.

Я думал, мы просто как бы… рассматриваем её. Это именно то, что мы делаем.

— Но для чего? И как мы узнаем, что у нас получается?

Я слышал, что довольно много астрологов полагают, что их прочтение карты является верным, когда их клиенты начинают рыдать.

— Я тоже часто это слышал. И нахожу это совершенно отвратительным. Ну и отношение к клиентам! Если это наш критерий успеха, то к чему нам заниматься астрологией? Просто ткни клиенту в глаз, и делов-то. Мне становится крайне неловко, если клиенты начинают рыдать. Зачем нам это нужно?

Но если ты затрагиваешь нечто очень глубокое?

— Разумеется. На астрологических консультациях мы часто имеем дело с серьёзными вопросами. Вполне естественно для кого-то начать плакать, если он рассказывает о потере любимого человека или трагедии, случившейся с его ребёнком. Бывают даже моменты, когда сам астролог начинает плакать. Но довести кого-то до слёз просто потому, что говоришь о его психологии — в этой идее есть что-то извращённое. И уж совсем неправильно, если именно этого ты хочешь достичь в итоге, с помощью астрологии. Если таково твоё отношение, что ж, можешь продолжать отрывать крылья мухам, но оставь людей в покое!

Без сомнений, это не мой подход, дядя.

— Рад это слышать, мой мальчик.

Так как ты понимаешь, что консультация прошла успешно?

— Я думаю, есть две вещи на консультации, которые хотя и не являются самоцелью, но показывают, что я на правильном пути. Первая из них: когда я могу воспроизвести внутренний диалог клиента — когда я могу описать ход дискуссии, который происходит у него в голове. Важным моментом в этом является то, что мы его воспроизводим. Таким образом, астролог понимает, что происходит у клиента в голове, не залезая в неё, в отличие от кошмарных «астрологов-экстрасенсов», которые хотят растоптать своими грязными ногами всё то, что находится в голове у клиента. Спасибо, но нет! Клиент должен находиться там, а я здесь; между нами должен быть большой барьер.

Я приведу тебе один пример. Женщина хотела понять, почему она так многое откладывает на потом, в своей жизни. У неё был огромный потенциал, но она откладывала, и откладывала, и откладывала, и в итоге добивалась гораздо меньшего, чем могла бы. Взглянув на её карту — позже я расскажу тебе, как это делать — мы могли бы сказать: «Хорошо, исходная идея всегда представлена, как «xyz», но затем другой голос встаёт поперёк и говорит «abc». Далее, мы видим что этот «abc» — не самый убедительный аргумент, и мы это очень ясно видим; но этот второй голос всегда довлеет над первым, потому что он также говорит «pqr», и у ты ничего не можешь с этим поделать». Видишь, ты начинаешь понимать как работает разум клиентов.

Вторая вещь, которая показывает, или заставляет меня почувствовать, что я на правильном пути, — это когда я начинаю вносить конструктивные предложения, которые клиент может принять, и клиент говорит: «Ох, я начал это делать лишь на прошлой неделе!».

Не делает ли это твоё предложение несколько излишним?

— Вовсе нет. Если ты остановишь свою машину, чтоб спросить кого-то дорогу, слова: «Вы движетесь в правильном направлении», будут не мене ценны, чем слова «Вам нужно поехать в другом направлении».

КОНЕЙ ЧАСТИ ПЕРВОЙ. ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

ПРИМЕЧАНИЯ

Все статьи публикуются с личного разрешения Джона Фроули. С оригиналом статьи можно ознакомиться на сайте Джона Фроули, в разделе «Articles» — «Conversations on Natal Astrology, 1».


Понравилась публикация? Подписывайтесь на нашу рассылку — впереди ждёт много интересного!

1 комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: